Главная Хроники Города П. Мартынов. Город Симбирск за 250 лет существования 17

Военныя казармы.

 

В Симбирске существуют старыя и новыя военныя казармы. Старыя (за мытным двором) переделаны в 60-х годах, на городская средства, из винных складов, построенных во время откупов. Когда в 1877 году было сделано распоряженiе о расквартированiи в Симбирске резервных батальонов, городская управа предположила разместить их в старых казармах, на ремонт которых израсходовала до 20,000 рублей, однако резервныя батальоны занимали эти казармы только несколько месяцев (Журн. Думы 26 мая 1889 года.) В настоящее время они, по ненадобности, за постройкою новых, стоят пустыми, ожидая новаго капитальнаго ремонта, в случай если состоится предполагаемое прибытiе в Симбирск какой либо части войск, а пока в них отводится помещенiе для ратников ополченiя, на время призыва их в учебный сбор. Новыя казармы (на северной окраине города) построены казною для помещенiя квартировавшаго в Симбирске 5-го пехотнаго Калужскаго полка. Постройка их началась в 1883 году и продолжалась около трех лет. Однако Калужскому полку недолго пришлось воспользоваться удобствами этих новых казарм, так как в I888 году его перевели на западную границу; он ушел из Симбирска после пятнадцатилетняго в нем пребыванiя, оставив к себе в Симбирском обществе добрую память. Ныне в новых казармах помещаются два резервных батальона (290-й Сурскiй и 292-й Сызранскiй) и при них местный лазарет на 35 кроватей, открытый 10 февраля 1889 года, согласно положенiю военнаго совета, Высочайше утвержденному 25 ноября I888 года. (Третье полн. собр. зак., т. VIII, ст. 5579.) О войсках, квартировавших в Симбирске в прежнее время, сохранилось очень мало сведенiй. В начале нынешняго столетiя в Симбирске были: губернская рота и гарнизонный батальон. Батальон состоял из четырех рот: первыя две находились в Симбирске, а остальныя квартировали в Уральске. Указом от 20 марта 1811 г. года, (Полн. собр. зак., т. XXXI, ст. 24561) из двух рот гарнизоннаго батальона и губернской роты составлен один Симбирскiй трех-ротный гарнизонный батальон, а находившiеся в Уральске две роты вошли в состав Уральскаго батальона. Впоследствiи гарнизонные батальоны были переименованы в батальоны внутренней стражи. 24 мая 1847 г.

Симбирскiй батальон был перемещен во Владимiр, а Нижегородскiй — в Симбирск, (Второе полн. собр. эак., т. XXII, ст. 21246.) при чем пересещенные батальоны, по прибытiи их на новыя места, переименованы по названiю того губернскаго города, в который они перешли и им предоставлены были номера, присвоенные находившимся там прежде батальонам, так что представляется неясным — зачем понадобилось тогда такое перемещенiе? В 1859 г. в Симбирске квартировали: 4-й резервный батальон Московскаго пехотнаго полка и дивизiонная канцелярiя резервной дивизiи 6-го армейскаго корпуса, (Симб. Губ. Вед. 1859 г., № 1 и 7) а также батальон внутренней стражи, заведывавшiй инвалидными и этапными командами всех уездных городов Симбирской губернiи. Еще ранее, по Высочайше утвержденному 10 июня 1858 г. росписанiю, (Второе полн. собр. зак., т. XXXIII, ст. 33283.) предположено было преобразовать Симбирскiй батальон военных кантонистов в Симбирское военное училище на 250 человек. При составленiи соображенiй об устройстве этого училища имелось в виду, с одной стороны, значительное число кантонистов, а с другой — уже готовое помещенiе для училища; но затем, большая часть кантонистов была распределена на службу, в Симбирске осталось их очень мало, почему 17 июня 1859 г. последовало Высочайшее повеленiе (Второе полн. собр. зак., т. XXXIV, ст. 34636 об упраздненiи Симбиркаго училища военнаго ведомства и предназначенные для него ученики, из расформированнаго батальона кантонистов, былипереведены в Саратовское училище. 4-го сентября 1873 года прибыл в Симбирск 5-й пехотный Калужскiй полк, торжественно встреченный населенiем. (Симб. Губ. Вед. 1873 г., № 68.) Он ввел в Симбирскую общественную жизнь большое оживленiе, за что пользовалсянеобычайным расположенiем Симбирскаго общества 31-го декабря 1894 года открыто было офицерское собранiе Калужскагополка, в доме Беляева, по Покровскiй улице, (Симб. Губ. Вед. 1875 г., № 1) где очень часто устраивались танцовальные вечера; прекрасный хор музыкантов этого полка, в летнее время, играл на городском бульваре, на венце.

В 1877 году Калужскiй полк ушел из Симбирска на театр военных действiй, в состав балканскiй армiи, и на его место пришли три резервных батальона: 93-й (ныне 290-й), 45-й (переименованный потом в 94-й, а ныне 292-й) и 115-й, а также 5-й запасный пехотный батальон. (Симбирскiй календарь на 1880 год, стр. 120.) Во время войны, отношенiя Симбирскаго общества к Калужскому полку продолжали быть вполне сердечными: они обменивались неоднократными телеграммами, с выраженiем взаимнаго расположенiя — город посылал полку приветствiе в день его полкового праздника, а полк поздравлял Симбирское общество с новым годом, при чем обе стороны сопровождали поздравленiя наилучшими пожеланiями и высказывали друг другу сожаленiе о разлуке; (Симб. Губ. Вед. 1878 г., № 62 и 1879 г., № 2.) раненные из чинов Калужскаго полка пересылались с поля битвы в Симбирск, где за ними ухаживали Симбирская дамы. После двухгодичнаго отсутствiя, Калужскiй полк возвратился в Симбирск в июле 1888 года. Город приготовил ему торжественную встречу на Большой Саратовской улице, у дома отделенiя Государственнаго Банка, по обе стороны бульвара, были устроены трiумфальныя ворота, с надписью „героям Ловчи и Плевны"; здесь город поднес полку хлеб-соль на серебрянном блюде, толпа народа встретила своих друзей долго несмолкавшим „ура", мужчины махали шляпами, дамы бросали цветы и подавали букеты и венки офицерам и солдатам; восторг был полный — пять дней продолжались празднества по случаю возвращенiя полка". (Симб. Губ. Вед. 1879 г., №№ 51 — 63.)

После ухода Калужскаго полка, в 1888 году, на западную границу, в Симбирске остались только два резервных батальона, (115-й резервный батальон выбыл немедленно по возвращенiи Калужскаго полка, а 5-й запасный пехотный батальон, по окончанiи Турецкiй войны, был расформирован. (Симбирскiй календарь на 1880 год, стр. 120) и городское управленiе возбудило ходатайство о присылке в Симбирск новаго полка, мотивируя эту просьбу тем, что иметь расквартированным в Симбирске какой либо полк, весьма важно, в интересах торговли и домовладельцев, а с другой стороны, это выгодно и для казны, так как казармы, которыя обошлись казне в несколько сот тысяч рублей, представляются слишком обширным помещенiем для двух резервных батальонов — они свободно могли бы разместиться в старых городских казармах; кроме того содержанiе войск в Симбирске, при дешевизне на жизненные продукты, будет обходиться казне значительно дешевле, чем в каком либо другом приволжском городе.(Журн. Думы 26 мая 1889 года.)На это ходатайство военное начальство ответило отказом и рекомендовало городу обратить его старыя казармы под помещенiе ратников ополченiя, на время призыва их в учебные сборы. (Журн. Думы 18 октября 1889 года.) Однако в I896 году само военное начальство предложило городу посестить в старых казармах 3-ю запасную артиллерiскую бригаду, предъявив при этом требованiе о ремонте казарм, (T о ж е, 16 декабря 1896 года.) но возникшая по сему предмету переписка до настоящаго времени не привела ни к какому результату.

Интендантскiй склад, помещающiйся по Комиссариатскiй улице, не представляет из себя красиваго зданiя, но интересен в том отношенiи, что существует в первоначальном виде почти 90 лет, так что является самою старинною постройкоюв городе. В 1808 году учреждены были, для прiема сукон от фабрикантов в ведомство комиссарiата, особыя комиссiи — в Москве, Воронеже, Кiеве, Харькове и Казани, при чем фабрикантам предоставлена была полная свобода поставлять сукна влюбую из означенных комиссiи, по желанiю. Однако многiе из фабрикантов, при вызове их на такую поставку, вошли спросьбами, чтобы сукна принимали от них или на фабриках, или в ближайшем губернском городе и в таком случаенекоторые из них обещали значительныя поставки. Так, Симбирскiй фабрикант, действительный камергер Маслов, обязывался поставлять в казну ежегодно до 80,000 аршин сукна, если только прiемка от него сукна будет производиться или при его фабрики, в селе Тереньге, Сенгилеевскаго уезда, или в г. Симбирске. Военное начальство согласилось с доводами камергера Маслова и 16 февраля 1809 года состоялось Высочайшее повеленiе об учрежденiи в Симбирске „комиссiи для приемки сукон, или, как ее иначе называли, „комиссарiатской комиссiи,(Полн. собр. зак., т. ХХХ, ст. 23487.) которая заведывала исключительно приемкою солдатских сукон от местных фабрикантов. Деятельность ея, в отечественную войну 1812 года и особенно в Севастопольскую компанiю 1855 года, была весьма обширна; через нея проходило тогда более двух миллiнов аршин в год, из которых только незначительное количество отпускалось на удовлетворенiе местных войск, наибольшая-же часть пересылалась в комиссiи, бывшiя на западе и на юге Россiи, ближе к месту военных действiй. В 1864 году комиссариатская комиссiя была преобразована в „интендантскiй склад, на обязанности котораго лежать лишь храненiе и отпуск сукна и других вещей,а прiемкою их ныне заведует особая „прiемная комиссия, отвечающая за достоинство принятых ею вещей.

Полицiя.

(Полицiя в провинцiальных городах учреждена по указу Императрицы Анны Иоанновны, от 23 апреля 1733 года (Полн. собр. генерал-лейтенант князь Гессен-Гамбургскiй ездил в гор. Астрахань и, по возвращенiи оттуда донес Государыне, что „усмотрел он по тамошнему месту и разных в городе народов, наполненных от тамошняго тяжелаго воздуха, а летнею порою от великой теплоты, за несмотренiем чистоты, самый вредительный и язвительный смрад, отчего не могло-б быть людям впредь вредительства, для чего потребно там учредить полицiю. Помянутым указом полицiя учреждена в 23 городах, в том числе и в Симбирске; полицмейстеры назначены преимущественно из местных гарнизонных офицеров „к тому достойных, (список Симбирских Полицiймейстеров см. приложенiе № 15) и к ним определены, для караулов и содержанiя съезжих дворов, по одному унтер-офицеру, да по капралу и рядовых: в губернскiе города — по 8, а в провинциальные — по 6 человек. Нынешнее устройство полицiи и пожарной части в губернских городах существует с 1818 года. Именным Указом Императора Александра I-го, от 10 января 1818 года, повелено: 1) разделить каждый город на части, каждую часть на кварталы, 2) для каждой части определить количество пожарнаго инструмента, обоза, лошадей и фурманов, кои состояли-бы в полном владенiи полицiи и 3) чтобы каждая часть имела свой дом, с нужными постройками, для помещенiя пожарнаго инструмента и обоза. (Полн. собр. зак., т. XXXV, ст. 27221).

Зданiе городскаго полицейскаго управленiя, находящееся по Дворцовой улице гор. Симбирска, прiобретено казною у частнаго лица еще в 50 годах. Незадолго до пожара 1864 года, это зданiе было капитально перестроено, посещенiе полицiи значительно расширено; работы производились в теченiитрех лет (1861 — 1863 г.г.), стоили 32385 руб. 74 коп. (Симб. Губ. Вед. 1861 г., № 7.)и все это было уничтожено огнем в достопамятный день 19 августа 1864 года. На возобновленiе зданiя городскаго полицейскаго управленiя вновь израсходовано почти 19,000 рублей. (T о ж е, 1871 г., № 21.) На основанiи положенiя о доходах и расходах гор. Симбирска, Высочайше утвержденнаго 17 сентября 1831 года, Симбирск разделен на три полицейских части; в настоящее время границею между первыми двумя частями служит Дворцовая улица: часть города, расположенная южнее этой улицы — первая, севернее — вторая, а подгорье и заволжскiя слободы составляют третью городскую часть. Управленiе каждою частью посещается в особом городском доме; первая часть — по Московской улице; каменное зданiе при этой части, для пожарнаго обоза и команды, построено в 1874 году; вторая часть — по Лосевой улице, в каменном двух этажном доме, купленном городом у почетнаго гражданина Егорова, в 1890 году, за 30,000 руб.; третья часть — по Петропавловскому спуску, в зданiи, построенном в 1868 года, на что городом израсходовано — 3508 рублей. (Tоже, 1871 г., № 21.) У каждаго частного пристава имеются по два помощника и команда полицейских служителей, которых в первой части — 31 чел., во второй 23 чел. и в третьей — 11 чел.

По первоначальному штату, утвержденному положенiем 17 сентября 1831 года, (Полн. собр. зак., т. VI, ст. 4802.) на три полицейских частей г. Симбирска назначено было, кроме трех приставов, 7 квартальных надзирателей и 51 человек гopoдовых, распределенiе которых по частям, было предоставлено полицмейстеру. 18 июня 1853 года штат городской полицейской команды увеличен до 72 человек, а с 1863 года квартальные надзиратели заменены четырьмя помощниками приставов и полицейская команда еще увеличена на 15 человек. До 1872 года полицейская команда состояла из нижних чинов, командированных из войск, взамен прежних „буточников, комплектовавшихся из неспособных ни к какому труду инвалидов, но по Высочайшему повеленiю, последовавшему в 1872 году, нижнiе чины полицiи заменены вольнонаемными людьми, которые кроме жалованья, имеють готовое помещенiе с отопленiем. (В то время зажиганiе уличных фонарей и чистка труб, даже в частных домах, не составляли свободнаго ремесла, а производились от казны.) При каждой полицейской части, а также при городском полицейском управленiи, имеется пожарный обоз и при нем пожарная команда. По штату 1831 года, городская пожарная командасостояла: из одного брантмейстера, при котором числился „ученик" (вернее — помощник), трех унтер-офицеров и 46 рядовых которые были в тоже время фурманщиками, фонарщиками, трубочистами. (Симб. Губ. Вед. 1876 г., № 41 прилож.) В 1853 году штат пожарной команды значительно увеличен; положено было: брантмейстеров два, унтер-брантмейстеров — четыре, два старших и два младших, и рядовых — 86 человек. Впоследствiи оставлен только один брантмейстер. В настоящее время число полицейских и пожарных служителей и наличность пожарнаго обоза выражается в следующих цифрах.

Губернская тюрьма.

Когда построено зданiе Симбирской губернской тюрьмы, или как она до 1888 года называлось „тюремный замок,— сведенiй не имеется. В 1840 году это зданiе значительно расширено и на перестройку его ассигновано было около 45,000 рублей. (Симб. Губ. Вед. 1840 г., № 4.) Тем не менее вскоре же тюремный замок оказался недостаточно поместительным, так что в 1853 году под тюрьму наняли еще частный дом, (Липинскiй, т. II, стр. 556.) собственно для содержанiя пересыльных арестантов. В настоящее время губернская тюрьма, находящаяся на ярморочной площади, представляет из себя зданiе весьма прочной постройки. Она учреждена, по кубическому содержанiю воздуха, на 155 человек, но очень часто, особенно летом, число арестантов превышает 400 человек. Это последнее обстоятельство послужило поводом к устройству отдельнаго посещенiя для женщин, приговариваемых к тюремному заключенiю.

Женская центральная тюрьма. Женское отделенiе губернской тюрьмы находится на так называемом, „старом венце (Верхне-набережная улица) и посещается в том зданiи, которое вначале настоящаго столетiя было домом вице-губернатора. Впоследствiи это зданiе перешло в казну и здесь поместили рабочий и смирительный дома, а по уничтоженiи их — отделенiе срочных арестантов и, наконец в 1896 году — женскую центральную тюрьму. Смирительный дом существовал только по имени,в действительности же он представлял одно общее с рабочим домом, куда и поступали осужденные к заключенiю всмирительном доме. („Соображенiи о введенiи судебной реформы по Симбирской губернiи, стр. 27.) Оба эти дома находились под веденiем приказа общественнаго призренiя и устроены были с целью исправленiя лиц, впавших в преступленiе, сюда-же поступали помещичьи крестьяне и дворовые, по распоряжениюпомещиков, с платою по 2 руб. в месяц, за каждаго арестованнаго. Исправительное значенiе этого рода заведенiй былоосновано на том предположенiи, что уединенiе и труд лучше всего исправляют человека. По этому и правила о содержанiиздесь арестантов требовали, чтобы работа их производилась только внутри зданiя. Между тем такая цель уединенiя и труда совершенно не достигалась, по крайней мере в Симбирском рабочем доме, потому что работ, которыя могли-бы исполняться арестантами внутри домов, было весьма немного; весь сбор от их заработков не превышал и ста рублей в год.Кроме того; неимеиiе отдельных комнат для одиночнаго заключенiя, расположенiе мужчин и женщин в одном доме, хотя и в разных этажах, но с одной лестницей и с однимвходом в оба этажа и недостаточность сторожей, и прислуги, состоявшей из нескольких слабых стариков, которые, нанимались за ничтожную плату — все это развивало в арестантах любовь к праздности и разврату, так что, при, подобномустройстве, смирительный дом, вместо пользы, приносил один только вред.(Липинскiй, т. II, стр. 559.)

В 60-х годах, с уничтоженiем приказа общественнаго призренiя, назначенiе этих заведенiй, главным образом смирительнаго дома, совершенно изменилось; здесьстали содержать лиц, находящихся под предварительным арестом, как мерою для предупрежденiя и пресеченiя им способов уклоняться от следствiя и суда, а также лиц, подлежащих высылке в Сибирь по общественным приговорам,так что эти заведенiя, находясь в казенном управленiи, обратились в отделенiе тюремнаго замка. Одно время здесь содержались лица, приговариваемыя Мировыми Судьями к краткосрочному тюремному заключенiю, а с 1-го сентября 1896 года, этот,дом преобразован в женскую центральную тюрьму, на всю Симбирскую губернiю, для срочнаго заключенiя. лиц женскаго пола, приговариваемых к тюремному заключенiю, не менее как на два месяца. Комплект тюрьмы определен в 77 арестанток, которыя посещаются в двухэтажном каменном корпусе. 1-го июня 1897 года в женской тюрьме открыта мастерская русской холстинки и действует весьма успешно; заказов поступает так много, что едва успевают их исполнять. Напервоначальное обзаведенiе мастерской израсходовано немногим более 200 руб., и на эти деньги прiобретено 12 станков с принадлежностями. В теченiи семи месяцев (с 1-го июня 1897 г. по 1-е января 1898 г. арестантки выработали 3026 1/4 аршин холстинки, которой продано, за аршин от 8 до 20 коп., всего на 237 руб. 50 коп. и чистой прибыли получено 104 руб.29 коп. Прибыли делится на три доли: 4/10 части отчисляются на вознагражденiе арестанткам за работу (в среднем выводе им приходится по 3 коп. за аршин; 3/10 части — поступают в доход казны и 3/10 части на покупку инструментов.

Исправительное арестантское отделенiе. 29-го апреля 1839 года Высочайше утверждено положенiе о Симбирской арестантской роте гражданскаго ведомства. (Второе полн. собр. зак., т. XIV, ст. 12286.) Эта рота учреждена была, по мысли ИМПЕРАТОРА Николая Павловича спецiально для производства работ в городе Симбирске, усиленно производившихся ради приведенiя в исполненiе указанiй, данных Государем при посещенiи им Симбирска в 1836 году; однако, фактически приступлено было к сформированiю Симбирской арестантской роты лишь в 1852 году. (Второе полн. собр. зак. т. ХХVII, от. 26133.) В состав ея поступили, из всей Симбирскiй губернiи, способные к работе, до 40 лет: а) бродяги и беглые, б) осужденные к ссылке в Сибирь на поселенiе и в) люди дурнаго поведенiя, отдаваемые, по приговорам обществ, или по воле помещиков, для исправленiя. Рота находилась в распоряженiи „Комитета об устройстве г. Симбирска и состояла в непосредственном заведыванiи ротнаго командира, на обязанности котораго лежало прiучить арестантов к мастерствам. По табели, штат арестантской роты определен был в 200 человек и все они, в противоположность содержавшимся в рабочем доме, обязаны были работать вне своих казарм. Всем арестантам положена была задельная плата, по 14 коп., в день на человека и эти деньги не выдавались им на руки, а полностью обращались в ротную артель и употреблялись на улучшенiе пищи и исправленiе одежды. (Там же.) Нельзя сказать, чтобы работа арестантов отличалась быстротою, но производилась она довольно аккуратно и очень дешево, почему почти все наиболее капитальныя сооруженiя в городе исполнены трудом арестантов; например, карамзинская площадь, петропавловскiй спуск, бульвар по Большой Саратовской улице, шоссировка улиц и проч.

С 1869 года варестантскую роту стали помещаться арестанты каторжнаго разряда, число которых постепенно увеличилось, так что 22 ноября 1875 года последовало ВЫСОЧАЙШЕЕ повеленiе о преобразованiи арестантской роты во временную каторжную тюрьму. Этопреобразованiе совершилось 13 февраля 1876 года. Каторжные арестанты на наружныя работы уже не выводились, а занимались хозяйственными работами внутри зданiя, а также уборкою огорода.(Симбнрскiй календарь на 1878 г., стр. 180.) Однако каторжная тюрьма существовала в Симбирске недолго. В 1884 году все ея арестанты, числом более 200 человек, отправлены на остров Сахалин и зданiе тюрьмыстояло пустым два года, пока непоследовало, 1юня 1886 года, открытiя в нем исправительнаго арестантскаго отделенiя для лиц мужскаго пола, приговариваемых к этому наказанiю Симбирским, Пензенским и Тамбовским Окружными Судами.Исправительное отделенiе занимает целый квартал на Сызранском выезде. По кубическому содержанiю воздуха,оноучреждено на 200 человек, как это было установлено еще для каторжной тюрьмы, но в 1893 году, по распоряженiю Главнаго Тюремнаго Управленiя, комплект определен в 400 человек, в действительности же, редко когда число арестантов превышает 200 человек. На комплект арестантов полагается 28 надзирателей. Главное вниманiе администрацiи арестантскагоотделенiя обращено на занятiя арестантов работами внутри зданiя и вне его. Из внутренних работ первое место занимает ткацкое производство, введенное в конце 1890 года. Первоначально работали на двух станках, выписанных из С.-Петербургскаго исправительнаго отделенiя, а затем, своими средствами построили еще 40 станков со всеми принадлежностями. В 1897 году производство ткацкой мастерской значительно сократилось, а в прежнiе года она вырабатывала, ежегодно, до200,000 аршин полотна разных сортов. Это полотно идет как на удовлетворенiе потребностей отделенiя, так и в частнуюпродажу, а также отправляется, значительными партiями, в гyбернiи: Тобольскую, Томскую, Кутаискую, Акмолинскую и Сыр-Дарьинскую области и в Тюменскiй приказ о ссыльных, на белье арестантам местных тюрем.

При арестантском отделенiи имеется паровая мельница об одном поставе, которая принимает частные заказы и зарабатывает в год от 700 до 900 руб. Производство других мастерских исправительнаго отделенiя (кузницы, слесарной, столярной и сапожной мастерских) весьма незначительно. На внешних работах арестанты прежде зарабатывали свыше 20,000 рублей (в 1895 году), а последнее время эти работы значительно сократились, так что в 1897 году они дали заработок только в 6688 руб. 66 коп. Все деньги, заработанные арестантами, как на внутренних, так и на внешних работах, распределяются на три доли: 6/20 ее частей выдается арестантам в собственност, 7/20 частей отчисляется в доход казны и 7/20 частей остается на нужды исправительного отделенiя. (Отчеты исправ. арест. отдел. за 1890 и 1897 года.)

Земская конюшня.

На основанiи Высочайше утвержденнаго 10 апреля 1843 года учрежденiя Управленiя Государственнаго Коннозаводства, в 1844 году, в гор. Симбирске открыта земская конюшня, состоявшая из 60 жеребцов, приведенных в Симбирск из Починковскаго и Беловодскаго государственных конных заводов. Это заведенiе основано с целью доставитьвсем без изятiя жителям Симбирскiй губернiи средства к улучшенiю конных пород. Для удобства, учреждены были в разных местах Симбирской губернiи, первоначально, четыре пункта: 1) в гор. Симбирске, а) в селе Богородском, Самарскаго уезда, 3) в сельце Игнатовке, Сенгилеевскаго уезда 14) в гор. Алатырь.

(Симб. Губ. Вед. 1845 г., № 8.) Вскоре же число их увеличилось до шести и места для пунктов менялись каждые два года. Срокпользованiя жеребцами определен был от 15-го февраля по 15-e июля; в это время, за оставленiем части жеребцов при центральной конюшне, остальные посылались по пунктам. Цена за пользованiе назначалась от 1 до 4 рублей сереб., смотря по качеству жеребца. В гop. Симбирске, за зданiем арестантской роты — на Сызранском выезде, устроено было, в 1844 году, просторное помещенiе для земской конюшни: казармы, со всеми службами для 30 человек команды, конюшни на 60 лошадей, с манежем и конским лазаретом, провiантскiй и фуражный амбары, а в 1849 году пристроена конюшня для привода маток, принадлежащих частным лицам. Постройка всех этих зданiй обошлась в 9545 руб. сереб. Однако деятельность земской конюшни не была оживленною, так что в 1854 году первоначальный комплект пришлось сократить на половину, оставить только 30 жеребцов и число пунктов уменьшить до трех, кроме центральнаго, при земской конюшне. (Липинскiй т. I, стр. 466.)

Вообще, содержанiе конюшни не окупало расход земства пользою своего существованiя, потому что крестьяне почти совсем ею не пользовались, как по отдаленности пунктов, так и по дорогой цене за пользованiе жеребцами, а, главным образом, вследствiе чрезвычайной несоответственности заводских, иногда чистокровных, жеребцов с простыми крестьянскими матками. Эти обстоятельства привели к тому, что в 1863 году предполагалось даже уничтожить Симбирскую земскую конюшню; (Там же, стр. 467.) однако до этого дело не дошло, конюшня продолжала существовать, хотя результаты ея деятельности были далеко не блестящими. В последнее время она снова возродилась; земство отвело для нея новое помещенiе, отделив южный конец Александровскаго сада, а Главное Управленiе Государственнаго Коннозаводства, на возведенiе конюшен, манежа и других построек; ассигновало 30,000 рублей. Освященiе новых построек совершено 6 марта 1898 года.

Кроме устройства земской конюшни, управленiе государственнаго коннозаводства, для возбужденiя, среди сельскаго класса, охоты к разведенiю лошадей лучшаго качества, установило, в 1845 году, в некоторых губернiях, испытанiя крестьянских лошадей, с назначенiем призов: беговаго в 100 рублей и возоваго в 60 рублей. Такiе опыты имели вполне удовлетворительные результаты, почему решено было открыть их, по возможности, повсеместно. В Симбирске они открыты в 1849 году, на основанiи следующих правил: 1) к испытанiю допускаются лошади, принадлежащая только крестьянам и тем мещанам,которые постоянно проживают в селенiях и занимаются хлебопашеством; я) лошади, представленныя к испытанiю, должны быть не моложе 5-ти и не старее 8-ми лет; g) испытанiе состоит из двух разрядов: а) испытанiе быстроты, соединенной ссилой, производящееся на разстоянiи 6 верст, в телеге или верхом, и б) испытанiе одной силы, состоящее во влеченiи тяжестей; 4) ездоки имеют право ехать на лощадях по произволу, рысью или галопом, и ничем не стеснены на счет понужденiя лошадей, но верховой ездок, с седлом и проч., должен быть весом, не менее пяти пудов; при недостатке,этот вес пополняется особою тяжестью; 5) испытанiе одной силы исполняется в телеге, с накладным весом не менее 50 пудов и с прибавленiем, на каждых пяти саженях хода, по два или по четыре пуда, так что лошадь, которая провезет большую дистанцiю, а следовательно и большiй вес, выигрывает приз. (Симб. Губ. Вид. 1854 г., № 25.) Впоследствiи, испытанiя быстроты были заменены выставкою крестьянских лошадей, в возрасте от 4 до 6 лет, причем премии увеличены до 250 рублей, а при испытанiи силы— до 200 рублей. Такiя выставки практикуются ежегодно и по настоящее время, испытанiя-же силы крестьянских лошадей ныне уже не производятся, а прежде они пользовались успехом и представляли большой интерес; так, в 1855 году, первый приз взяла лошадь, везшая 248 пудов на разстоянiи 66 сажен, (Тоже, 1855 г., № 34.) а в 1877 году жеребец провез груз в 200 пудов на разстоянiи 3000 саж., в теченiи пяти минут. (Симбирскiй календарь за 1878 год, стр. 104.)

10) Кирпичные сараи.

Местность, называемая „кирпичные сараи, находится на северной окраине города Симбирска и занимает весьма обширную площадь, которая, западною стороною, соприкасается с большою Казанскою дорогою, восточною же подходит к дороге в деревню Поливну, по нагорному берегу р. Волги. Вся эта местность изрыта большими, более или менее глубокими, ямами и застроена кирпичными заводами. В ямах, сохранившихся от прежних, уже оставленных кирпичных заводов, построено много землянок, населенных почти исключительно людьми, не имеющими никаких средств к существованiю и определенных занятiй, почему „кирпичные сараи", по справедливости, могут быть названы Симбирскою трущобою. Когда именно начали в этой местности заводить кирпичные заводы, об этом сведенiй не сохранилось. (В 1714 году, по именному указу Царя Петра, во всех городах и уездах запрещено было строить всякое каменное строенiе с „под раззоренiем всего именiя и ссылкою" (Полн. собр. зак., т. XI, ст. 8357), потому что „каменщиков и прочих художников того дела достать трудно и за довольную цену". Этот указ Царя Петра отменен 28 марта 1741 года, когда разрешено во всем государстве строить каменныя зданiя. С тех пор начали повсеместно в Pocciи устраивать кирпичные заводы. После этого появились кирпичные заводы и в городе Симбирске.) Старожилы говорят, что они существуют уже более ста лет и первоначально находились значительно ближе к центру города, по берегу оврага речки Симбирки, приблизительно там, где теперь проходит Кирпичная улица, от них и получившая названiе.

На настоящее-же место кирпичные заводы переведены уже после пожара 1864 года, когда, при возобновленiи сгоревшаго города, значительно увеличилась потребность в кирпиче. Губернское начальство и городская дума,заботясь иметь, для построек в городе, кирпич хорошаго качества, предоставили, как Симбирским жителям, так и иногородным, желавшим открыть кирпичные заводы в Симбирске, значительныя для этого льготы; так например, отводилось за городом, на 6 лет, без всякой платы, место, изобилующее хорошей глиной; владельцу того завода, на которое будет выделываться лучшiй кирпич и в количестве более полмиллiона в год, обещана была премiя в 200 рублей. В виду таких льгот, явилось очень много желающих построить кирпичные заводы и в 1866 году их было уже 35, которые выработали, в тот же год, 20,630,000 кирпича. (Симб. Губ. Вед. 1866 г., № 62.) Затем, по мере того, как город обстраивался, многiе заводы, в особенности по истеченiи шестилетняго срока льготнаго пользованiя землею, были закрыты и на их местах, в неглубоких ямах, Симбирскiе бедняки стали строить землянки, большiя же и глубокiя ямы оставались незакрытыми и даже не огороженными, почему в этой местности скоро стало опасно не только ездить, но и ходить, особенно в ночное время. В виду этого, с 1884 года, городская дума начала принимать меры к приведенiю в порядок „кирпичных сараев"; некоторыя ямы засыпаны, некоторыя огорожены, многiе из землянок уничтожены, а обитателям их выданы пособiя для переселенiя в какую либо другую часть города и дальнейшая постройка землянок воспрещена, а существующiя оставлены были только на десятилетнiй срок; т. е. по 1-е января 1895 года. (Журн. Думы 15 июля и 1 августа 1884 года.) Однако, по наступленiи этого срока оказалось невозможным освободить „кирпичные сараи" от неприглядных землянок, так как обитатели их не в состоянiи переселиться на другое место, без пособiя от города, город-же не имеет средств помочь им в этом, в виду чего срок существованiя землянок в ямах пришлось отсрочить еще на 10 лет, т. е. до 1-гo января 1905 года. (Тоже, 20 марта 1895 года.) В настоящее время (к 1-му января 1898 г.) городом сдано 12-ти лицам, под кирпичные заводы, 5897 2/3 кв. сажен.

11) Слобода Туть.

В одной версте от города Симбирска, выше по теченiю реки Свiяги, на ея правом берегу, расположена, на городской земле, небольшая слобода или выселок, называемая „Туть", издавно населенная отставными солдатами и их семействами. В этой слободе три „Инвалидных" улицы и столько-же поперечных переулков, называемых тоже „Инвалидными". По оффицiальным сведенiям за 1897 год, (Список населенных мест Симбирской губернiи, изд. 1897 года.) в слободе «Тути» 99 дворов и 565 человек (279 муж. и 286 жен.) жителей. По местному преданiю, здесь была, в старину, большая тутовая роща, занимавшая чуть не все пространство между Волгой и Свiягой, а в роще, недалеко от Волги, стояло небольшое селенiе, жители котораго занимались шелководством; но волжскiе разбойники разграбили селенiе и рощу всю вырубили, после чего жители перенесли свое селенiе, подальше от разбойников, на берег Свiяги и в воспоминанiе о тутовой роще, дали селенiю названiе „Туть". По всей вероятности в этом преданiи есть некоторая доля правды,так как в строельной книге г. Синбирска (стр. 82) действительно есть указанiе, что в этой местности, в половине XVII столетiя, были тутовые сады. Как бы то ни было, но во время генеральнаго межеванiя, в 1793 году, на этом месте находилась, как видно из составленнаго тогда экономическаго примечанiя, слобода „Семеновка, с деревнею „Семеновкою, владенiя Симбирских купцов и мещан". Тогда, этой слободе с деревнею принадлежало пространство земли между р.р. Свiягой, Волгой и Чувичем, занимаемое ныне так называемыми „Барыкиными лугами", Тихомировским островом и южным городским выгоном, всего в количестве 1301 десят. 240 саж., преимущественно сенокосу (818 десят. 1885 саж.) и дровянаго лесу (301 десят. 1255 саж.), пашни-же было всего 3 десят. 259 саж. Ныне слобода „Туть" своей земли вовсе не имеет; все находящаяся в ней строенiя возведены на городской земле, причисленной к 1-й полицейской части города Симбирска.

12) Заволжская слобода г. Симбирска.

Слободы, находящаяся на левом берегу реки Волги, против города, существовали, по всей вероятности, еще до основанiя города Симбирска. Хотя не имеется документальных данных, подтверждающих это предположенiе, но по основанiям, изложенным выше, (См. Историческiй отдел, стр. 7.) следует придти к заключенiю, что здесь издавна были мордовскiя рыбацкiя поселенiя. Когда эти слободы причислены к городу Симбирску — тоже неизвестно. Масленицкiй, в топографическом описанiи города Симбирска, в 1783 году, об заволжских слободах почему-то вовсе не упоминает. Но в 1850 году, когда обсуждался вопрос об отделенiи от Симбирской губернiи Самарскаго и Ставропольскаго уездов и о присоединенiи их к вновь образовываемой Самарской губернiи, причем естественною границею между Самарскою и Симбирскою губернiями была принята река Волга, тогда заволжскiя слободы, с землею в количестве 12,000 десятин, считались уже частью города Симбирска и, по ходатайству местнаго губернскаго начальства, были совершенно отделены от ведомства Ставропольских властей и, по прежнему, остались в хозяйственном распоряженiи Симбирской городской думы, а в полицейском и судебном — в ведомстве Симбирских властей. (Соображенiя о введенiи судебной реформы в Симбирской губернiи, стр. 42.) В настоящее время на левом берегу Волги расположены три городских слободы: северная — Часовня, средняя — Канава и южная — Королевка (или Корольчиха). В них преобладает, почти исключительно, сельскiй характер: жители этих слобод хотя и причислены к Симбирским мещанам, но занимаются только садоводством, огородничеством и отчасти хлебопашеством, на арендуемой у города земли, так как своей пашни не имеют, а такой земледельческiй быт их конечно отражается и на внешнем виде слобод.

По оффицiальным сведенiям за 1897 год, (Список населенных мест Симбирской губернiи, изд. 1897 года) населенiе заволжских слобод и число дворов распределяются таким образом:

Населенie
Число дворов
Муж.
Жен.
Итого
Слобода Часовня
273
645
727
1372
Канава
179
486
524
1010
Королевка
205
481
639
1201
Всего
657
1612
1890
3502

Торговля яблоками, ягодами, овощами и продуктами сельскаго хозяйства, составляет единственный источник доходовжителей заволжских слобод. Немногiе из них занимаются еще пчеловодством. Каждая из слобод имеет следующее количество земли.

.

  Под строенiем Под дворами Под огородами, садами Под гумнами . Итого
Слоб. Часовня 8д. 1480с. 96д. 222 с. 25д. 629с. 14д. 277с. 144д. 208с.
Канава 6д. 882с 58д. 665 с 48д. 142 с. 8д. 2087с 121д. 1376 с.
Королевка 6д. 915с. 157д. 1222 с. 36д. 321с. 5д. 1955с. 205д. 2013 с.
Всего 21 д. 877с. 311 д. 2109 с. 09 д. 1092 с 28д. 1919с. 471д.1197 с.
(Общее инвентарное опиcaнie недвижимых имуществ г. Симбирска, стр. 7.) Сады и огороды расположены позади дворов в отдельных участках, за гумнами. Приведенное количество земли признано собственностью жителей заволжских слобод после продолжительных споров с городским управленiем. До введенiя в действiе городоваго положенiя 1870 года, жители этих слобод не имели никаких документов на заселенныя ими земли, которыя считались принадлежащими городу. Преобразованная городская дума, находя, что такое положенiе стесняет помянутых жителей в распоряженiях этими землями, определила предоставить им таковыяв полную собственность, но не иначе, как за определенную плату. А так как выгонныя земли, предоставлены городам в их собственность лишь законом 10 ноября 1871 года, а до того времени они принадлежали казне, то городская дума, для предупрежденiя того, чтобы жители заволжских слобод, провладев занятыми ими землями до 10 ноября 1881 года, не укрепили бы их потом за собой, по давности владенiя, заблаговременно (14 марта 1880 года) постановила обложить все эти земли оброком. (Журн. Думы 26 марта 1881 года.) Против такого распоряженiя возстали жители всех трех слобод, объясняя, что состоящiя в их пользованiи земли достались их предкам, еще при основанiи города Симбирска, и переходили, от поколенiя к поколенiю, по наследству; оброка или аренды их предки никогда не платили, напротив того городское управленiе всегда считало их собственниками и они платили городскiя, земская и государственные налоги, как владельцы — собственники, а не как арендаторы. (Там же.)Затем, после продолжительных споров и исков, доходивших до Правительствующаго Сената, вопрос о праве собственности на спорныя земли был окончательно разрешен тем,что одни из жителей заволжских слобод укрепили за собою землю по давности владенiя, другiе — купили ее у города, а третьи и до сих пор платят городу, оброк, как арендаторы.

 

Еще в 70-х годах был возбужден вопрос о том, чтобы дать заволжским слободам городское устройство, распланировать там улицы и составить планы на каждую из слобод; однако этот вопрос разрешился только тем, что 4-го июля 1876 года, городская дума постановила ходатайствовать об учрежденiи особаго помощника полицейскаго пристава заволжских слобод, с шестью полицейскими служителями при нем, и усилить там пожарный обоз. Это ходатайство думы утверждено Министерством Внутренних Дел в том же 1876 году. А затем, в 1890 году, город построил в слободе Канаве каменное зданiе пожарнаго лабаза, надстроив над лабазом второй этаж, с квартирами помощнику пристава и управляющему заволжскими городскими землями, израсходовав на эту постройку 11 336 руб. 86 коп. (Историч. обзор 25-летн. действител. Симб. гop. общ. управленiе, стр. 41.) За слободами, на луговой стороне реки Волги, городу Симбирску еще принадлежат 13,163 десятин, I222 саж. земли разных угодiй. Эта городская дача, генерально отмежеванная в 1794 году, имеет границами с севера — земли крестьян сельца Пальцына и сел Архангельскаго и Чердаклы, Ставропольскаго уезда, Самарской губернiи, с востока — земли частных владельцев и удельнаго ведомстваи скотопрогонную дорогу из города Уфы в гop. Симбирск, с юга — земли крестьян сел: Краснаго Яра, Кайбел и Крестовых Городищ, Самарской губернiи и с запада — земли крестьян села Краснаго Яра и р. Волгу. Приведенное выше общее количество городской заволжской земли, заключает в себя следующiя угодья:

Пашни.......
8446 дес. 17118 саж.
Лесу . . . . . .
2325 354
Сенокосу . .
892 745
Выгону.......
825 274
Неудобной.....
647 531
Всего...
13,163 дес. I222 саж.

(Общее инвентарное oписанiе подвиж. имущества, г. Симбирска стр. 9.)

Пахатная земля и сенокосные луга разбиты на мелкiе участки (средней величины — 12 десятин), которые сдаются в арендное содержанiе почти исключительно жителям заволжских слобод, а часть выгона, в количестве 268 3/4, десятин, по дороге из слободы Королевки в село Красный Яр, на опушке городскаго леса, сдана, 18 мая 1896 года, под стрельбище и лагерное расположенiе Сурскаго и Сызранскаго резервных батальонов, за плату, по 6 рублей в год, за десятину.

 
Голосование
Каккие ещё функции нужны сайту?
 
Онлайн
Сейчас 59 гостей онлайн
Ближайшие праздники
Праздники России
Погода
Афоризм


Карта сайта